May 12th, 2020

Маленькая картинка из 60-х с некоторыми следствиями...

В секторе ЖЖ, лежащем за Большой Соленой Лужей, в благословенной тени Белого Вигвама Большого Белого Отца (совсем недавно, правда, Большой Отец имел несколько иные колористические характеристики) периодически вспыхивают яростные собачества на предмет, хороша или плоха реформа здравоохранения в оной благословенной тени, прав ли предыдущий или нынешний Большой Отец, кто там сколько с чего поимел и т.д., и т.п. Все это, разумеется, сопровождается интенсивным использованием средств ЖЖ-анафематствования - расфренживаний, банов и т.п., а характерными аргументами при этом являются: "Ваш Большой Отец - коммунист/социалист!" - "Нет, это ваш Большой Отец несёт нам всем Большой 3,14***, и я добавлю с мукою - он оказался сукою!", "Вы хотите, как в "проклятом совке", а я не для этого плачу налоги со своих бешеных таньга!" - "Нет, это я плачу налоги, а ты неси отсюда ноги!". Если в этом собачестве примет еще участие и некая не раз цитировавшаяся в этом ЖЖ статусная особа, то многие из его участников узнают много интересного о своем происхождении на свет. Как правило, собачество заканчивается "эффектом общей направленной релаксации" - все его участники, как по команде, прежние распри позабыв, соединяются в одну семью, находят общий предмет ругани - разумеется, это "проклятый совок" с его "ужас-ужас-ужас-ужас" медициной, и затем, устав от тяжких баталий, расходятся по благоучреждённым офисам и светлым пентхаусам до новых встреч в эфире. Кто там из них прав, а кто не очень, разбираться ну совершенно лениво, и сразу вспоминается бессмертное "Welcher Recht hat, weiss ich nicht!" (С) - для незнакомых с немецким языком: "Я не знаю, кто тут прав..". Поэтому, последуем совету Генриха Гейне, и тоже не будем выяснять этот вопрос, отметим это просто, как данность, и поедем дальше. Только при этом чуть-чуть высунем язык, и скажем, что из соображений остаточного гуманизма всю строфу cтихотворения, откуда взята цитата, цитировать не будем - кто желает, тот сам найдет:)
****
Наверное, компетентные в вопросах медицины люди не откажутся подтвердить, что ревмокардит в возрасте 7-8 лет - это такая штука, от которой умирают, причем вероятность именно такого исхода весьма велика. Это и сейчас - тяжёлая трудноизлечимая болезнь, а 50 лет назад, в 60-е, бороться с ней было еще труднее. Но вот, в том самом СССР, который для процитированных выше господ и дам - сплошной, выражаясь словами Митеньки Ольшанского, "ужас-ужас-ужас-ужас" и Мордор с Орками, в том числе и в медицинском смысле, нашлись люди, которые сочли, что "очень трудно" это отнюдь не равно "невозможно", и, если приложить определенные усилия, то можно справиться и с ревмокардитом. Всех этих людей, не будучи специалистом в истории медицины, назвать, разумеется, невозможно, но одну из них вполне можно назвать - доктор Любовь Анатольевна Белкина, которая работала не в кремлевской больнице, не в 4-м управлении Минздрава СССР и не в престижном НИИ, а в самой обычной детской поликлинике Сокольнического района, и, одновременно, в ревматологическом отделении детской больницы, которая находилась примерно там, где сейчас в Сокольниках проходит третье кольцо. Дети, которые попадали к Любови Анатольевне, были почти безнадежны, но какими-то методами, описать которые без медицинского образования невозможно, ей удавалось сделать так, что никто из них не умер, причем, как будет видно ниже, не только не умер. Лечение было длительным и упорным, и многие дети проводили в больнице по нескольку месяцев, а потом их отправляли в детский ревматический санаторий № 37, сокращенно ДРС № 37 на 6-м Лучевом просеке в Сокольниках - нечто вроде школы-интерната, где их одновременно учили, как в школе, и продолжали лечить. Конечно, как и всякий реальный объект, этот санаторий, наверное, не вполне соответствовал идеализированным представлениям о нем, но факт остается фактом - через него прошли сотни детей, болевших ревматизмом, причем часто в наиболее тяжелой форме. Состав менялся каждую учебную четверть, но если были медицинские основания, то Любовь Анатольевна могла отправить ребенка в санаторий и во второй, и в третий раз. Разумеется, сказать что-то через 50 с лишним лет о судьбе каждого ребенка из сотен очень трудно, но вот один мальчик, которого среди этих сотен Любовь Анатольевна вылечила от ревмокардита, вырос, поступил в институт и больше никогда в своей жизни не ощущал последствий перенесенной в детстве болезни. Правда, этот мальчик немножко смухлевал - при переходе из детской во взрослую поликлинику взял и выдрал из медицинской карты все записи о ревматизме, чтобы потом не было проблем с получением разных медицинских справок.) В институте была своя, никак не связанная с районной военкоматовской медкомиссия, она признала этого мальчика годным без ограничений - те есть, не смогла обнаружить никаких следов ревматизма, и со 2-го курса он стал обучаться на военной кафедре по специальности ВУС0001 - командир мотострелкового взвода. А после института он стал еще горным туристом, кончил 2 школы туристской подготовки и постепенно дошел до первого разряда и руководства пятерками, то есть, походами 5-й категории сложности, а всего их 6, если кто не знает. А ближе к полтиннику взял и еще с парашютом прыгнул, и лет так до 63 никаких проблем со здоровьем не имел, и даже сейчас в походы ходит:)
И немножко про характер нашей героини - никто никогда ни разу не видел ее раздраженной и чем-то недовольной, она ни разу не повысила голос ни на кого из своих пациентов, родителей и коллег. И, хотя некоторым современным читателям представить себе это очень трудно, на любые попытки "отблагодарить" любыми способами всегда следовало вежливое, но твердое "Спасибо, не надо". Принцип "лечиться даром - это даром лечиться" в данном случае не выполнялся от слова "совсем".
А мораль, о которой может спросить строгий френд yuss, из этого очень простая - когда перекушавшие элемента № 95 важные господа и дамы, ныне обретшие чаемое счастие с ништяками и печеньками на вожделенном дальнем берегу Большой Соленой Лужи, будут внушать Вам, читатель, что советская медицина каждую миллисекунду своего существования на каждом квадратном миллиметре территории СССР безотносительно любых других условий якобы являла собой сплошной "ужас-ужас-ужас-ужас" из учения Мити Ольшанского, не надо с ними спорить - это, в большинстве случаев, бесполезно. А вспомните, пожалуйста, про скромного доктора из районной детской поликлиники в Сокольниках, скорее всего, даже не кандидата и не доктора медицинских наук..

****
Вот прочитает это какая-нибудь либеральная барыня и взовьется аки протуберанец. Это надо же, вот ведь распроклятый совок! Вместо того, чтобы дать естественным образом умереть от ревмокардита всем этим детям "совкового быдла" (самым высокопоставленным родителем в нашу смену в ДРС № 37 был... майор железнодорожных войск из в/ч в Сокольниках - ну, офигительно, конечно, большой начальник - вах-вах-вах-вах!) и автоматически освободить место для более успешных социально значимых лиц, он построил для них больницу и санаторий, где вылечивал их сотнями. А теперь они выросли, у них еще и свои дети есть, и народу стало в Москве слишком до фига, да так, что успешно-эффективно-рыночно-либерально-гламурно-брендово-трендово-мэйнстримным-медиа людЯм на тачках положенного по статусу класса и проехать-то не везде можно. И приходится им - вот он где ужас-ужас-ужас-ужас-ужас! - спускаться в метро, ехать в одном вагоне с плебсом и мордовать свои децикилобаксовые прикиды от Версаче-Пидораче..И такую огромную территорию санатория (гектара три, наверное) как же нерыночно, нелиберально и неэффективно использовали! Какой-то там лечебный корпус, какой-то клуб, где этим чёртовым детям тоталитарные совковые фильмы показывали, какие-то беседки, где они играли, вместо того, чтобы эффективно колеса крутить под надзором либерального мистера Бамбла или ничуть не менее либерального сторожа Трёхполенного! Нет, чтобы отдать это все путем залогового аукциона, проведенного абсолютно рукоподаваемыми изряднопорядочными должностными лицами с хорошими лицами, в собственность означенной либеральной барыне. Она бы там живо устроила в одном месте людскую, а в другом съезжую, где фигачила бы быдло дрыном, выбивая из него "совковые комплексы", и вколачивая в тупые, не видевшие цивилизованного мира, головы либеральные ценности..
****
Ну еще и пара слов о некоем важном господине из Общечеловекии, коего, скажем так, излишне доверчиво процитировал у себя один из френдов старшего поколения. Оный господин, при ознакомлении с его высказыванием, сильно напомнил образы Пфуля и Вольцогена из "Войны и мира". Расселся господин в высочайшем кресле в благоучреждённом офисе, раздулся от важности до размеров если не нашей Галактики, то уж точно Солнечной системы, ткнул перстом с общечеловеческих высот в нашу сторону, разинул рот и изрёк:
"Русские - они не любят свой долг". (С)
Дабы избежать лишних взвивов, ссылку давать не будем, надеюсь, так поверите. Какие конкретно "русские", и какой свой долг "не любят", господин, разумеется, указать не пожелал. А мы вот назовём конкретные имена и зададимся вопросом: да неужели?

-это доктор, о которой вы только что прочитали, благодаря чьим усилиям сотни, если не тысячи детей не остались навсегда в 60-х, по представлениям важного господина, оказывается, "не любила свой долг"?
-это Виктор Константинович Оробинский? Он тоже "не любил свой долг", да, Ваше либерал-степенство?
-это сейчас мало кому известный (наверное, из-за такой же фамилии и имени, как у певца и экс-министра иностранных дел) памирский пилот 60-х - 80-х Игорь Иванов, поднимавший свой вертолёт Ми-8 туда и в таких условиях, где даже и теоретически летать было нельзя, и тоже спасший сотни людей - и он "свой долг не любил"?
- И Миша Дунаевский тоже?
- И Дмитрий Георгиевич Жимерин" - тоже?
И, наконец, миллионы людей, о которых мы только что вспоминали - тоже?

А не поехать ли господину в своем высочайшем кресле - опять, из соображений политкорректности и остаточного гуманизма, скажем - булонским или венским лесом - ёсел-ёсел дындырбай? И тем же лесом - Сапожника с его "Психологией совка" (долго ли пришлось перед зеркалом вертеться, господин "потомок остзейских баронов"?:)) и "утраченной эмпатией".
У названного выше френда старшего поколения, разумеется, попросим прощения за развязность:)


PS. Найти в Инете о Любови Анатольевне (конечно, ее сейчас уже наверняка нет с нами, в 60-е ей было порядка 40) хоть строчку, не говоря уже о фото, оказалось невозможным, как и следовало ожидать. Но ничего, хотя бы в низкорейтинговом ЖЖ с 200 френдами, хотя бы так, но вспомним.