nick_55 (nick_55) wrote,
nick_55
nick_55

Category:

My Industrial Mountaineering Odyssey

То есть, то, что было обещано. Часть из этого те, кто давно меня знает, могли видеть раньше, ну и новое добавилось. И сразу предупреждаю - хоть тут и звездочки наставлены, промышленные альпинисты и другие люди под катом разговаривают и ведут себя несколько иным образом, чем Константин Христофорович Аджемов, когда он выступал по радио 60-х с рассказами о разных музыкальных произведениях. И на чеховских интеллигентов, которые были до него, они тоже не похожи. А кого это не пугает, милости просим в наш мир..)


1. Промальпушная Васисуалиада - лето 1995
Вот здесь у меня есть "железное" оправдание - я не только "этого" сам не говорил, но даже и не сделал того, в чем обвинялся..

В 1995 я опять пошел работать на висячку. Мы красили и меняли водосточные трубы на 5-этажках у м. Алексеевская. Для тех, кто не из Москвы - это недалеко от ВДНХ. А бригадир Олег у нас был выдающийся. Он был кандитатом медицинских наук и гинекологом. А еще начальником школы НТП в ЛКТ на Плющихе. И команда состояла в основном из участников этой школы от 18 до 40 с лишним лет, желавших заработать себе на поход, плюс более серьезные люди, вроде меня и еще нескольких человек.Олег был очень интеллигентный и никогда никому не говорил ни одного матерного слова. Но постоянно оперировал терминами своей профессии. Например так:
-Сережа, пожалуйста, крась трубу, а не расслабляйся в сидухе, как красивая женщина у меня в гинекологическом кресле.
Сидуха - это доска, соединенная через карабин и спусковуху с веревкой. Промальпинист сидит на ней, а ко второй веревке пристрахован. А девочке из своей школы, которая впервые вывесилась на трехэтажке и боялась уйти за карниз, он говорил так:"Леночка, это совсем не страшно. Тебе, как и при более приятном занятии, будет сначало немного страшно и загадочно, потом немножко больно, а потом очень хорошо.. " С мной у него были хорошие отношения, потому что в первый же день я спер на работе около 100 кг проволоки от сгоревшего медного магнита, и она вся пошла на ремонт труб. А его проволока все время рвалась. Однажды я ремонтировал (то есть, менял проволоку на кронштейнах) и красил трубу. И в районе третьего этажа на балкон вылезла блондинка в шикарном халате, похожая по габаритам на Наталью Крачковскую. Она вытащила бутылку виски и предложила ее распить. Я отказался, потому что не пью на работе, и жара была будь здоров. Тогда она вытащила 6-гранную бутылку кваса с надписью "made in Japan". От этого я уже не отказался. А она говорит: "Может быть, вы ко мне перелезете, моего буйвола все равно нет." Я был в заляпанной краской майке и в штанах того же вида. И весь обвешанный железом и инструментами. Я стал говорить, что мне, мол, надо трубу доделать. А она сказала:"А вы спуститесь и приходите, номер квартиры такой-то, а мой буйвол все равно в домино играет у своих придурков". Я ее поблагодарил за квас и поехал дальше вниз, соображая, как бы удрать по-тихому. Покрасил трубу, спустился и стал отцепляться от веревок. И вдруг из кустов вылез сморщенный, скукоженный дядька и начал меня стыдить, да так необычно:

Презренной кличкой "буйвол" назван я,
А вы, мой друг - бесчестный соблазнитель,
К жене чужой залезть хотели вы,
Японский квас мой выпив беспардонно!
Супружеское ложе осквернить
Своими пролетарскими руками!
Да вам веревки перережу я,
И не видать вам ваших грязных денег!


К счастью, на высоте метра в 2,5 по зданию проходила желтая газовая труба, и я забросил на нее концы веревок, чтобы он до них не достал.. Я уже собрался на крышу снимать веревки, ибо труба была, слава богу, последняя, как вдруг с балкона прозвучала ответная реплика супруги, причем тем же размером:

Чего орешь ты, старый педераст?!
Да у тебя всегда на пол-шестого!
Я столько лет не*банной хожу,
Что я не то, что перед альпинистом,
Пред слесарем из ЖЭКа встану в позу,
Поскольку **й дождешься от тебя,
Вернее, ни **я - так ближе к правде!


Олег на пятиэтажке напротив тащился от удовольствия. А супруг продолжал подливать огонь в пламя в буквальном смысле шекспировских страстей:

Бесстыдница! Развратница! Позор!
Открыла здесь преступный 2,71баторий!
Законному супругу изменить
С презренным работягой на веревке!
И сколько грязных долларов тебе
Он обещал за акт блудодеянья?!
А скольких вслед за ним еще к себе
Ты приведешь на ложе любострастья?!
Лишь стОит дверь мне за собой закрыть,
Так очередь к тебе из них стоИт!


Олег на своей веревке не выдержал и чуть не уронил кисть, которую он, против обыкновения, забыл привязать. И ему тут же досталась часть ямбов:

О предводитель маляров ничтожный!
Почто мне с высоты ты скалишь зубы?
Знай, дерзкий, что разврату есть пределы!
В Совет я Федерации пойду,
Пойду в Госдуму, к Ельцину, к Лужкову!
Добьюсь, чтобы бесстыдный твой вертеп
Навеки был прикрыт верховной властью,
Чтоб дерзкие прислужники твои
На жен чужих и глаз поднять не смели!
И банду всю бесстыдную твою
Лужков на властном провернет **ю!


Олега это, скорее всего, не слишком испугало, тем более что с балкона немедленно раздалось в ответ:

Так на ЛужкОва у тебя стоит?!
Ну я же говорила, что ты пидор!
Со мной не можешь, значит, ни **я,
И побежал во властные структуры!
Домой ступай и на толчок садись -
2,71баться коль не можешь, так про**ись!


Угроза, по-видимому, возымела действие, и последовала заключительная реплика:

Безжалостной рукою угнетён,
Иду воссесть я на мой скорбный трон!


И он вошел в подъезд. Кисть Олега шлепнулась на асфальт..Я, держась за стенку, через другой подъезд вылез на чердак и снял веревки. А когда мы шли обратно на базу, Олег сказал мне:"Коля, это хорошо, что ты всю 5-этажку сделал, но потом мог бы пойти бедной женщине навстречу. А если бы у тебя были бы потом какие-нибудь неприятности, связанные с проникновением нежелательной микрофлоры в твой организм, то я тебя бы быстро вылечил." Я его тоже поблагодарил за доброту.
Некоторое время спустя Олег пригласил меня к себе в гости и спросил :"Коля, что будем смотреть по видику? Восхождение на Эльбрус или кесарево сечение с врожденным сифилисом?" Как вы легко можете догадаться, я все-таки выбрал Эльбрус. Вот такая первая картинка из нашего мира - хотите верьте, хотите нет.. )

2. Легенда о Белом Баннере - март 1999

В марте 1999 года на огромной территории одного из округов Москвы мы занимались "флагоманией", то есть перед праздниками лазили на фонарные столбы по лестницам, и развешивали там флаги. Некоторые из нас были промышленными альпинистами, и однажды наш босс Серега предложил нам четверым более интересную и доходную работу. Серега отличался умением необидно рассудительно-добродушно материться и платить обещанные суммы точно и в срок. Он подвез нас к некоей здоровенной металлической конструкции, стоявшей на газоне рядом с широким проспектом, и сказал:
-Вот видите старый баннер? Его надо срочно снять. Оплата по стандарту..
По стандарту – это означает за день примерно месячную зарплату инженера в новое время. А баннер – это совсем не то, чем обмениваются в Инете и вывешивают на сайтах. Это плакат размером пять на десять метров из пропитанной хлорвинилом "рогожи" с люверсами (отверстиями с металлической окантовкой) по краям , натянутый на металлическую раму и "прибитый" металлическими скобами к деревянным щитам. Нижний край его был примерно в 15 метрах от земли. А всего на этой конструкции было 4 таких баннера, обращенных в разные стороны. Мы быстро съездили по домам за веревками и прочим снаряжением, влезли на конструкцию, вывесились и начали резать замерзшую веревку в люверсах и выдирать скобы отвертками и пассатижами. Каждому досталась полоса примерно по 2,5 метра. Было холодно, снежная крупа летела в лицо, а ветер раскачивал нас, как груши. А внизу шумел машинами проспект. Часа через четыре мы, наконец, выдрали все скобы и перерезали всю веревку в люверсах. Баннер, к нашей общей радости, рухнул на газон. Трое из нас – Ленчик, Сережа (другой, тезка нашего босса) и я спустились вниз, а четвертый, Дима, остался наверху и стал снимать наши веревки. Мы свернули баннер в длинный рулон, Дима съехал по своей веревке вниз и стал ее сдергивать. И вдруг на тротуар въехала сверкающая черная "Волга", и из нее вылез важный-преважный чиновник:
-Это что за **йня?! Чтоб завтра с утра на этом месте был красивый плакат!
-Мы не художники и не рекламщики, мы промышленные альпинисты. Нам сказали снять этот баннер, вот мы и сняли. А нового нам никто не давал и ничего не говорил!
-Ничего не знаю! Завтра Лужков, Примаков (он тогда был премьер-министром – N-55.) и митрополит поедут по этой трассе на масленицу в музей-заповедник! И если нового красивого плаката не будет, то Лужков вы**ет префекта вашего округа! Так и передайте своему начальству!
Мы обещали передать, вчетвером взяли баннер подмышку и понесли на наш склад, который был за мостом в начале проспекта. А чиновник ехал за нами на "Волге" и кричал, высунувшись в окно:
-Лужков префекта вы**ет, вы**ет, вы**ет! Префекта вы**ет Лужков, Лужков префекта вы**ет!!
Он кричал так ритмично, что мы пошли в ногу, а карабины зазвенели в такт. У моста "Волга" развернулась и уехала, а на складе встретил Серега, и мы ему тут же все рассказали. Но он только посмеялся:
-Вот вам за баннер, а теперь еще совсем простая работа есть. Не устали?
Мы, конечно, согласились, но на всякий случай решили спросить:
-А как же Лужков и префект?
-Пусть **ет! Поехали! – он посадил нас в "Мазду" и повез в центр к офисному зданию, где мы за год до этого вешали с веревок прожектора.
Работа и в самом деле оказалась простой. Мы таскали картонные коробки из одного угла большого подземного гаража в другой. Где-то в девять вечера мы перенесли последнюю, и в гараж спустился охранник с телефонной трубкой в руке:
-Тебя Серега..
-Никуда не уезжайте, я сейчас приеду. – И скоро он уже был у нас.
-Значит так, ребята. Лужков все-таки вы**ет префекта.. Баннер приказано обратно повесить. Я с чиновниками договорился. Оплата в двойном размере. Только вешать будем другой стороной, белой, то есть. Если Лужков увидит, то префект ему скажет, мол, это реклама финской фирмы "Liunatyokkulla White Snows", поэтому баннер белый. Желательно, чтобы вы висели, когда он будет проезжать, чтобы префект сказал, что это художники работают. Но это уж как получится. Я им этого не обещал. Поехали жрать в чебуречную и на склад!

Мы опять пришли с баннером к стальной конструкции, влезли на нее и вывесились. Потом подтянули его наверх на веревках. Баннер хлопал на ветру, как парус пиратского брига, а мы тщетно пытались подтянуть его к раме. Вокруг нас плясали снежные вихри, хлорвиниловую шкуру рвало из рук, но, наконец, мы, через люверсы все же привязали его сверху. Потом прошнуровали верхнюю кромку через люверсы, двое начали крепить боковины, а еще двое загонять специальным степлером скобы. Но он был один на четверых, и второму приходилось делать это молоточком. Пальцы мерзли, у тех, кто шнуровал боковины, нещадно рвалась тайваньская бельевая веревка, которую Серега только и смог достать вечером в субботу…Конечно, сопроводительная лексика была отнюдь не как на светском рауте, зато самый интеллигентный Сережа матерился только по-французски..А остальных, и себя, в том числе, я цитировать не буду…
Где-то в начале пятого утра мы загнали последнюю скобу и сделали последнюю шнуровку. И тут же подъехал Серега на своей "Мазде" и еще один чиновник, намного моложе и симпатичней того, с кем мы общались. Серега показал чиновнику на нас, тот кивнул головой и уехал. А Серега закричал нам снизу:
-Надежно все закрепили? Тогда слезайте!
-Все ОК! В такую метель – а ее на весь день обещали – ни Лужков, ни префект ни **я все равно не разглядят! Баннер висит, досок не видно и хорош! А теперь я могу отвезти вас к кому-нибудь домой, вы там отоспитесь, а потом я приеду днем и привезу деньги.
Сережа предложил свою квартиру, мы приехали туда, внутренне согрелись привезенной Серегой "Гжелкой" и вчетвером плюхнулись на огромную кровать…
Где-то в три часа приехал Серега. Вид у него был очень довольный..
-Вот вам за ночь, и собирайтесь! Лужков все-таки в***ал префекта!
-Как?! За наш баннер?!
-На ваш баннер никто и внимания не обратил в такую метель, зато, когда Лужков поехал из парка с префектом обратно, то на другой стороне проспекта он увидел картину…Префект, наверное, до сих пор подмывается, и молится, что Примаков после праздника поехал в аэропорт в другую сторону. Поехали, все сами увидите!

Пока "Мазда" едет обратно, давайте вспомним с вами одну рекламу, которой было одно время обклеено все метро. А еще ее можно было часто видеть на улицах. Не помню, какого банка она была. На ней была нарисована идиотская довольная рожа, в центре кошелек, в который тучами летели доллары. А несколько выше рожи была надпись "Не жалею, не зову, не плачу". "Мазда" затормозила на другой стороне проспекта, мы вылезли, и Серега сказал:
-Любуемся, наслаждаемся творчеством безвестного ночного автора, лезем и снимаем. И получаем, как за пол-дня полноценной висячки. Сейчас чиновник приедет и все привезет..
Стойка, на которой висел этот плакат, была гораздо меньше и ниже нашей. Только вид он имел нестандартный. Все, что было ниже надписи, было аккуратно отрезано ножом, отрезанная часть перевернута и прибита обычными столярными скобами, а на белом фоне красной краской было написано следующее:

Не жалею, не зову, не плачу –
В заповедном хорошо лесу,
При Лужкове стану я богаче,
А пока смиренно **й сосу

Но не зря надежда грела душу –
Вот и мой желанный час настал –
**ем околачивая груши,
Я свой умножаю капитал

Золотой телец совсем уж близко –
Можно за рога его схватить,
Я надену кепку на пипиську,
Чтоб на идеал свой походить!


-Это ремонтники с аварийных машин повеселились, - предвосхищая наши вопросы, сказал Серега. Ночью, пока вы свой баннер вешали, ветром посрывало провода, поломало фонари, и выгнали кучу ремонтников. Префект потом потребовал от ментов, чтобы они нашли, кто это сделал, а они послали его на **й, сказали, что своих дел полно. А если префект пойдет к Лужкову и попросит у него денег на почерковедческую экспертизу, то Лужков опять его вы***т.. Снимаем!
Поскольку стойка была гораздо ниже, то баннер нам удалось снять очень быстро. А потом подъехал тот самый чиновник, что приезжал ночью, мы погрузили свернутый баннер в его машину и все вместе поехали на помойку, облили бензином и подожгли.. Жутко воняло горелой хлоркой. Чиновник передал Сереге наш очередной гонорар и сказал:
-Я знаю, что вы все равно друзьям будете налево и направо рассказывать…Только, ради бога, с прессой и ТВ не общайтесь по этому поводу. А вообще, я надеюсь, вы это стихотворение не успели запомнить!
Он не учел, что у вашего покорного слуги не самая плохая память на стихи, что вы могли видеть из предыдущего рассказа…Прошло много лет. Мы сдержали свое слово, пресса и ТВ ничего не узнали. Но про Интернет и ЖЖ чиновник ничего не говорил, и мы ему ничего не обещали.

3. Как я работал с интеллигентным мальчиком из хорошей семьи - сентябрь 1999.

Только сначала маленькая преамбула из современности. Вот издал френд Марат книжку своих стихов, рассказал об этом у себя в ЖЖ, а потом приходит френдесса Маша из Эстонии и грустно так заявляет, мол, мне только в электронном виде достанется. Ну здрасьте, приехали - тупые противные совковые тролли вроде Вашего покорного слуги своих френдесс, да еще таких симпатичных, в беде не бросают.) Тем более, проблема решается двумя кликами - быстро договорились с Тамарой Николаевной, th3, которая часто приезжает к нам в Москву из Эстонии, и все, книжка вскоре уехала по адресу.
А когда мы договаривались с Тамарой Николаевной по телефону, она сказала, что ей было бы удобно встретиться со мной на Восточной улице. И спросила меня, знаю ли я, где она находится - вполне естественный вопрос, Москва большая, и не каждый из москвичей с ходу скажет, где, например, Вагоноремонтная улица. Но в данном случае я бесшумно скрипнул зубами, потому что заржать аки мустанг из песен Неуловимого Арчи в разговоре с благовоспитанной дамой старшего поколения было бы неудобно, и просто ответил, что, да, знаю.
Знаю ли я, где Восточная улица...))) И вот теперь поедем в теплый сентябрь 1999 года.
***
Флагомания продолжалась, только у Сереги начались кадровые проблемы - часть студентов уже не могла выходить днем из-за учебы. А чиновники требовали - чтобы там завтра все висело, а там послезавтра. Вот я сижу и думаю, кого бы на завтра вытащить, а жена говорит:
-Вот у моей подруги сын - такой хороший интеллигентный мальчик, пусть он тоже денег заработает! Сейчас я ей позвоню.
Договорились с сыном подруги, коего мы здесь назовем Сеня, и утром встретились на складе. Звонит Серега и говорит:
-Чтобы сегодня днем вся Автозаводская, Мастеркова, Ленинская Слобода и Восточная были провешены! А потом на Велозаводскую пойдете.
Как всегда я набил собранными в пачки (по 5 разного цвета в каждой) флагами два рюкзака, вытащил их наверх, потом вытащил и разложил 9-метровую лестницу с веревкой (ею притягивают лестницу к столбу). Надел на Сеню рюкзак, потом свой надел, и говорю:
-Сейчас пойдем напротив на Автозаводскую, там столбы сексуальные, поэтому там вешаю только я. На Мастеркова они уже обычные, там будем вешать по очереди. На Ленинской Слободе они совсем простые и невысокие, а на Восточной - опять сексуальные. Берем лестницу и пошли - вон наш первый столб напротив.
Взяли лестницу, пять шагов и...Жуткий грохот падающей лестницы за спиной и жалобный стон. Сеня лежит на боку и дрыгает ногами.
-Сеня, в чем дело?!
-Рюкзак тяжелый, и я не могу его нести, да еще и лестницу впридачу!
Я вспомнил, что он хороший интеллигентный мальчик и сын лучшей подруги жены, поэтому скрипнул зубами, правда не бесшумно, а так, что он вздрогнул:
-Сеня, ты слышал, что Серега сказал?! Все эти улицы должны быть провешены сегодня! Встаем и идем! И жена сказала, что ты интеллигентный человек, поэтому сегодня для тебя главным будет лозунг, который поет Эрнст Буш по-английски - Do the work that we must do! - при этом от меня шарахнулась баба базарного вида.
Поднимаю его вместе с рюкзаком - два шага и опять падает.
-Хорошо, Сеня, я сейчас перенесу оба рюкзака к столбу. А потом мы с тобой вдвоем перенесем лестницу.
Перенесли:
-Николай Николаевич, она меня по ногам бьет!
-Значит, ставь ноги правильно - как лакей в фильме про Короля-Дроздоборода, ты интеллигентный человек, и должен был его видеть!
Первый столб..Притянули лестницу, и я с пачкой флагов обезьяной взлетаю наверх, крикнув ему "Держи лестницу!". Столб - сексуальный, то есть до кронштейна с флагами и с последней ступеньки не дотянешься, поэтому сверху его надо обнять одной рукой, снизу ногами и при помощи телодвижений, напоминающих то, что делается при более приятном времяпровождении, доползти наверх и начать втыкать флаги в трубки. И так до Мастеркова по всей Автозаводской, слава богу, она короткая. Я бегаю с двумя рюкзаками, а Сене сказал:
-Пока я бегаю, стой на лестнице, и если кто-нибудь захочет у тебя ее отнять, громко кричи дурным голосом! Если ее спи..украдут, Серега нас убьет!
По Мастеркова прошли без эксцессов, с каждым столбом рюкзаки все легче, повернули на тихую Ленинскую Слободу с удивительно невысокими простыми столбами. Первые штук пять я провешиваю, потом вспоминаю, что у меня хотя бы номинально есть напарник.
-Сеня, здесь очень простые столбы, совсем не сексуальные. Вот лестница, я ее держу, вот тебе пачка флагов, поднимись и повесь их!
Он начинает подниматься по лестнице, взмахивает руками, флаги, описав изящную параболу, хлопают меня по макушке, а Сеня валится с лестницы, но, поскольку он маленький, худенький и легкий, я его успеваю поймать, кладу на газон, и отнюдь не бесшумно скрипнув зубами, спрашиваю:
-В чем дело, Сеня?!
-Николай Николаевич, у меня страшно болит и кружится голова, я больше не могу, отведите меня ко врачу!
Здрасьте, приехали..Я завертелся угрем на сковородке, и вдруг в лицо бьет спасительная надпись: ЖЕНСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ.
Не иначе сам Асклепий меня пожалел:) Дальше автоматом: Сене - "Сидеть!", на лестничной веревке вяжу стремя и туда ногу, рюкзаки подтягиваю к дереву, оставшимся концом прихватываю их за лямки, потом вяжу австрияку и изображаю подобие блок-карабина и изо всех сил подтягиваю к ветке. Они исчезают в листве, и появляется хоть какая-то надежда, что их сразу не..уведут. Потом беру Сеню на руки, и отчаянно громыхая привязанной к ноге лестницей (Вы не забыли, что с ней может случиться?), вваливаюсь в женскую консультацию. Навстречу в полнейшем состоянии О. выплывают докторши и медсестры, и тут надо мной еще и Евтерпа сжалилась:

Я не бандит, сударыни, не бойтесь!
Не рэкетиром я сюда пришел
За вашею бюджетною зарплатой!
Нет, мой напарник скорбен стал главой,
И флаги вешать боле не способен!
Пускай он и не женщина совсем,
Явите ж Вашу милость и искусство,
И что-нибудь ему вколите в зад,
Как завещал великий Гиппократ!


И тут же кинул его на кушетку, и пока докторши и сестры не опомнились, побежал назад, придерживая веревку, чтобы ни за кого/ни за что не зацепиться. Обернувшись увидел, что клятва Гиппократа победила, и медицинские дамы вовсю хлопочут вокруг него. Провесив все оставшиеся столбы на Ленинской Слободе, я вылез на Восточную - к наисексуальнейшему столбу, который, к тому же еще и из шершавого бетона. Хорошо, что брюки были из плотной брезентухи, а то запросто можно было бы угодить в диссертацию к медицинской даме другой специальности. Чуть впереди - яма, автокран, работяги. А по улице ходит красавица милиционерша в пилотке. Я приставляю лестницу к столбу, за неимением напарника привязываю ее к нему, вылезаю наверх, начинаю обычную сексуальную процедуру и дотягиваюсь до кронштейна. Первый флаг, второй флаг..И третья трубка забита, я сую оставшиеся три под руку, обнимающую столб, лезу свободной рукой в карман за специально припасенным для таких случаев здоровенным штопором, вытаскиваю обломок прошлого флага. Красавица наблюдает снизу. И вдруг подъезжает Серега на газели с шофером Ярославом.
-Коля, а где твой напарник?!
-В женской консультации! - ору я со столба.
Дальше с Серегой происходит то же самое, что и с переодетым муллой стражником в бессмертном романе. Он автоматически выпаливает:
-А, что он там, аборт, что ли, делает, б****?!
Я уже воткнул последний флаг, и мне надо еще сползти к ступеньке, а сексуальная поза очень способствует озверению:
-Нет, б****, ему там делают генеральный подмыванс, на **й! - ору я, даже не заметив созданного неологизма.
Децисекундный импульс тишины на Восточной улице..И дальше взрыв. "Уа-га-га-га!" - ржет крановщик из кабины папановским смехом. Работяги падают на стенки ямы, красавица сгибается пополам, Ярик утыкается носом в руль, а Серега сползает к колесу. И в близлежащих домах распахиваются окна, высовываются веселые физиономии и тоже начинают ржать. И в этом вихре я доползаю до ступеньки и спускаюсь по лестнице. Красавица, еле удерживаясь на ногах от смеха, заявляет:
-Вообще-то, вас надо бы оштрафовать, за то, что вы ругаетесь нецензурными словами в общественном месте, но у вас работа такая страшная и смешная.."генеральный подмыванс", ой не могу, - и она начинает сползать в яму, но мы втроем успеваем ее подхватить. Потом Ярик по редкой тогда Серегиной мобиле выписывает двоюродного брата, и мы с ним провешиваем уже нормально все остальное. А красавица вечером встретила нас уже с пустыми рюкзаками по дороге на склад и говорит:
-Я вот очень хочу пойти в женскую консультацию и спросить, а как они делали Вашему напарнику генеральный подмыванс, но мне неудобно - вдруг они моей милицейской формы испугаются?
-Вы знаете, я туда тем более не могу пойти, потому что, как мне кажется, им вполне хватило моего первого появления!
Мы втроем опять заржали, а потом дружески распрощались. А дальше не было у нас более преданного друга и ревностного охранителя нашего флагоманского барахла, чем старший сержант Лариса. От Автозаводской до Новоспасского монастыря за лестницу и мешки с флагами можно было быть совершенно спокойным. И политизированных сумасшедших (они тогда не сидели в ЖЖ, а ходили по улицам) она тоже мастерски отгоняла от столбов.
А потом тогдашняя действительность решила через много лет преподнести подарок строгим насчет приличий френдессам и читательницам - Серега, развернув флагоманскую деятельность, привлек в команду заодно и пожарных, Лариса и пожарный Саша полюбили друга, а сейчас их дочкам, наверное лет 10 - 12. Вот и все..
Subscribe

  • Чуть-чуть дыбра:)

    Я никуда не делся, просто характер работы несколько поменялся - даже в выходные пришлось вылезти и крутить винты и гайки - это вместо леса и общения…

  • Пост 4-летней давности с добавлениями

    200 лет со дня рождения Шарль Бодлер (9 апреля 1821 - 31 августа 1867), если кто не узнал. И дальше... Стихотворение "К читателю",…

  • "Порфирио-", гео- и прочий дыбр:)

    1. Идем в гости к френдессе Наде и читаем очередную найденную ею блистательную новость. Ну что можно сказать?…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Чуть-чуть дыбра:)

    Я никуда не делся, просто характер работы несколько поменялся - даже в выходные пришлось вылезти и крутить винты и гайки - это вместо леса и общения…

  • Пост 4-летней давности с добавлениями

    200 лет со дня рождения Шарль Бодлер (9 апреля 1821 - 31 августа 1867), если кто не узнал. И дальше... Стихотворение "К читателю",…

  • "Порфирио-", гео- и прочий дыбр:)

    1. Идем в гости к френдессе Наде и читаем очередную найденную ею блистательную новость. Ну что можно сказать?…